он желает, чтобы я остался, и еще он желает, чтобы я сам признал это, вслух произнес роковые слова. если ты настаиваешь. он не утруждает себя подробным развернутым ответом, только задумчиво закуривает, очень красиво, даже изящно, как будто репетировал жесты многие часы, на этот раз обычные сигареты, кажущиеся сейчас тошнотворно вонючими на фоне терпких запахов наших тел. читать пост...
< Тыкни топ, а.
гостевая внешности путеводитель фак правила шаблон анкеты нужные

ONE PERCENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONE PERCENT » партнёрство » apogee


apogee

Сообщений 31 страница 32 из 32

31

саша герасименко
разыскивает:


итан & кэрол, двадцать девять & двадцать шесть
друзья [нет]
http://sg.uploads.ru/qN1xZ.jpg http://sh.uploads.ru/5eD8b.jpg http://s3.uploads.ru/UKymr.jpg http://sg.uploads.ru/cLt97.jpg
[ ilya malanin & rina grishina ]

дата рождения , место ;
украина, одесса

лояльность ;
vox

деятельность ;
он - видеоблогер, программист
она - медсестра в больнице

чистота крови ;
не_маги

   он закрывает глаза. выдыхает. ему нужно досчитать от одного до десяти и обратно, чтобы придти в себя и не впасть в очередной приступ гнева. ему сложно держать самообладание. никакие психологи и лекарства не помогают и не успокаивают его психику. ни здесь, в англии, ни - тем более - на родине. он бежал оттуда. бежал от косых взглядов родителей, завышенных требований и вечной фразы 'а мы ждали от тебя_мы хотели, чтобы ты..'. он слишком привык к тому, что ему подселяют чувство человека без вины виноватого. он часто говорит об этой ситуации - если дураку каждый день говорить, что он дурак, то таким и станет. и от этого он бежал. от синдрома собственной вины, навязанного ему.

   'я понимаю тебя'.
   саша остается одной из тех немногих, перед кем он стал готов открывать этот секрет. но не с целью быть честной. из просчета, чтобы сблизиться с ней, чтобы втереться в доверие поближе. он знал, что саша сбежала под венец своего нынешнего супруга из более, чем благополучной семьи, и что ее родители ненавидят мужа саши, не общаются с самой сашей, и что, какой бы сильной она не была, ее это беспокоит.
   его собственные раны не беспокоят его самого, они давно не болят. он перешагнул через это, переступил, пошел дальше. но он знает, что девочек легко расположить к себе при помощи жалости. а потом втягивать в свои планы все сильнее.

   она сидит в другой комнате. они не первый год живут в браке, и каждый раз она задумывается во время ссоры, для чего она поехала за ним, сбежала из одессы. задается вопросом, нужна ли она ему, или как была обузой - так и осталась. когда он уехал, решив начать жизнь в другой стране, она бросила все и оказалась у его порога. бегала и унижалась, смотрела на него с другими. и стала усиленно терять себя. задалась целью стать твердой, жесткой, более независимой. из девочки, которая приползла за ним и готова была стоять на коленях и упрашивать, чтобы он был с ней, она стала холодной и рассудительной, стала жесткой, упрямой. сломала себя [или сломал он?].

   'я помогу тебе'.
   она помогает им с устройством в больнице, держит сашу в курсе новостей о ее муже, и просит отвлечься от этого, подумать немного о себе. она знает, как их разделить, знает, что саша ведомая и что мнение мужа для нее порой выше мнения ее собственного. и со своей стороны старается их разделить на как можно более долгое время. она убеждена - цель всегда оправдывает средства, будь то обман или человеческая жизнь. она верит, что все, что они делают - на благо.

    у них есть общее прошлое.
    в этом прошлом они живут в одессе, его зовут ваней, а она обычная девочка катя. он работает вэб-дизайнером, а она только заканчивает медицинский колледж. он получил два высших образования с пинка родителей, много работает, проводит свободное время за съемками видеоблогов о заведениях и ночной жизни своего города, путешествует по миру и изучает иностранные языки. она его намного младше. она обычная девочка из клуба, ночь с которой после нескольких коктейлей должна была закончиться на вызове такси до ее дома и выпроваживании из холостяцкой квартиры с больной головой. он даже был готов проводить ее до машины по пути в магазин за минералкой.

   у девочки кати оказались на него совершенно другие планы. когда ваня меняет имя и улетает на работу в крупную компанию лондона, едва окончившая медицинский колледж катя оказывается в его квартире с красивыми словами о любви, слезными истериками и мольбами о том, чтобы он был с ней. вытравить ее он решает способом грубым и жестоким. появляется в компании с ней с девушками, которые иногда появляются у него в квартире и очень громко кричат на рассвете, когда катя сидит в соседней комнате, запивая все это прекрасным пережитком союза россии и украины - водкой. так проходит полгода. катенька работает в местной больнице, подумывает о съеме отдельной квартиры. возвращаться ей некуда, да и не к кому - ее родители давно мертвы, и она осталась сиротой еще в далекие тринадцать.

   ваня одумывается [для него] очень вовремя.
   вернее, не одумывается, а знакомится с человеком, который подселяет в его голову идею о том, как можно использовать существование магического сообщества в своих интересах, но с благими намерениями. ведь это так благородно - прославиться изобретением лекарства от всех неизлечимых болезней. ему нужны знания и умения катеньки. ваня и сам химик-биолог по первому образованию, но твердая рука катеньки ему как нельзя кстати может пригодиться. чтобы задержать девочку рядом с собой, он делает ей предложение. катенька благополучно забывает о старых обидах, о намерении съехать, предложение принимает.

   когда ваня рассказывает о своем знакомстве, у них появляется общий план. ведь это хорошая идея - использовать кровь магов и исследовать их возможности путем опытов над ними, чтобы создать лекарство от того, что не лечится. ведь в мире так много болезней, от которых стремительно умирают не_маги, ведь их медицина, химио- и лучевая терапия бесполезны и не помогают на сто процентов, а только продлевают мучения. чтобы люди, больные онкологией и прочими 'неизлечимыми' недугами каждый день не думали о том, что они умирают, а могли жить, ваня ищет подопытных и тех, кто готов разделить его взгляды. тех, над кем можно проводить опыты из числа магов, обманным путем втянув в то, что в конечном итоге убьет их. тех, кто готов помогать ему в исследованиях. тех, на ком можно испытывать лекарство.

   саша становится первой, кто клюнул на его уловку.
   саша ведет блог о том, как ее муж борется с вич-положительным статусом, и он находит ее слабое звено. знакомится в социальных сетях, приглашает на перспективу в лондон, рассказав о потрясающих условиях лечения в сравнении с петербургом. катя договаривается, и сашин муж оказывается в больнице, где последняя работает. они делают все, чтобы разделить их, и чтобы убедить сашу не рассказывать об идеях исследований над людьми - магами и не_магами, чтобы саша заразилась этой идеей.

   его план работает.
   саша обманывает и не договаривает. саша изворачивается и не рассказывает о своей новой 'работе' дане. саша не знает, что они всего лишь средство, саша не догадывается, что стала звеном цепи, конечным итогом которой станут исследования над человеком, которого она любит.   


дополнительно ;
имена и внешности менябельны, но мы просто хотели оформить пропаганду российских актеров

пробный пост

Светает.
   За эту ночь мне снова повезло ни разу не сомкнуть глаз. Мысли давили огромным прессом, не давая уснуть, да и я бы не сказал, что очень сильно пытался. Моя голова была забита настолько, что я даже не заметил, как быстро пролетела ночь. Где-то слева я слышал, как мирно посапывал Минхо. А чуть дальше него наверняка спал Ньют. Но я думал не о них. Мысли мои были далеки от спящих друзей. Это все было о ней.
   Тереза.
   С тех пор, как телепатическую связь между нами оборвали, в моей голове как будто появилась пустота. Словно где-то там был стул, на котором сидела все это время в Глэйд, в Топке, на базе ПОРОКа Тереза, и сейчас этот стул пустовал. Конечно, там были места и Ариса и даже Рэйчел, которую я не мог вспомнить, но это все не было важно по сравнению с тем, что я лишился связи с ней.
   Я хотел простить предательство своей подруги, но забыть все не так просто. Я помнил все события Топки так отчетливо, будто это произошло всего несколько секунд назад. Как она целовала Ариса, как говорила, что ПОРОК это хорошо, как просила прощения, и как внутри меня разъедала горечь. От неопределенности. От желания простить и нежелания видеть ее когда-нибудь еще. Не зря они писали, что Тереза предатель. Они знали. Это была всего лишь очередная их вариация.
   Я чувствовал себя опустошенным дураком, которого не просто обманули, о еще и благополучно растоптали. Мне было жаль Бренду, которая смиренно ждала, когда же ее шанс придет, но я понимал, что этого не будет. Что, соверши Тереза еще хоть миллион проступков, предай она нас еще сотню раз, это чувство не пропадет. Чувство, которое сложно объяснить словами. Мы оба не знали и не могли вспомнить о том, что было между нами до того, как мы попали в Глэйд. Почему они выбрали именно нас четверых. Какие были отношения между нами и между Арисом и Рейчел. Паренек говорил о том, что помнил происходящее до Лабиринта, но я верил ему с трудом. Вместе с чувством нехватки логического начала не хватало и чувства законченности. Как будто несколько глав и концовку вырвали, оставив от книги лишь середину, и выбросив нас в нее. Адаптироваться к этому становилось с каждым днем все сложнее, как и видеть Терезу постоянно рядом с нами. Я прекрасно замечал косые и не одобряющие взгляды Ньюта и Минхо в сторону нашей предательницы. Они будто молча задавали этот вопрос — 'почему мы взяли Терезу с собой, когда снова сбегали из ПОРОКа?'. И я не мог бы им ответить, поэтому каждый раз всего лишь опускал потупленный взгляд. Я был уверен в том, что она нужна нам [нужна мне], и без нее мы пропадем, но аргументировать это не мог. К тому же, Бренда каждый раз задавала мне провокационные вопросы, и не упускала случая пройтись по истории с Терезой. Негласное соперничество между ними было заметно любому, только теперь Тереза постоянно молчала, и ни с кем не разговаривала, не отвечая даже на колкости Бренды, в то время как вторая искала возможности высказаться.
   Я молча встаю со своего оборудованного на полу заброшенного здания спального места. Мы организовали здесь свое подобие Глэйд позавчера, и каждую ночь кто-то один оставался дежурить у входа. Сегодня это была Гарриэт. Сейчас она спокойно дремала, опершись головой на стену и сжимая в ладони копье, но я знал, что, как только она услышит единый шорох, то будет наготове. Так и произошло. Стоило мне ступить за черту комнаты, как древко копья уже было нацелено на меня. -Тише, тише. Я всего лишь хочу подышать, — смуглая девушка едва слышно что-то пробурчала, зевнула и встала. Когда я отходил от нашего укрытия, то видел, что Гарриэт теперь ходит вдоль стены туда-обратно.
   Пока я дошел до края леса и ушел настолько, чтобы меня стало едва видно, утро вступило в свою силу окончательно. Я отвык от голосов птиц, а здесь, среди деревьев, звонко играл птичий щебет. В своей гонке за жизнь и побеге от смерти мы все забыли о том, как это — радоваться обычным вещам. В общем-то, мы и не помнили. Каждый из нас был оторван от родителей и заперт в ПОРОКе с детства, и такими повседневными вещами мы не привыкли наслаждаться. Пройдя через лес, я спустился к краю маленького озера. От нас скрывали целый мир, говорили, что там, за стеной ПОРОКа ничего нет, и что мы видим после побега? Что мы можем начать жизнь с чистого листа, заново, в новом мире. Где Вспышка побеждена, и люди, которые создали ПОРОК мертвы, а сама цитадель зла разрушена. Мы стали создателями нового мира. Может, в этом была наша роль, а не в создании Лабиринта?
   Я набираю воду из водоема в рот, выплевываю, мою руки. Вода здесь прозрачная и еще ледяная. Мне не хочется думать о том, что действительно именно мы с Терезой были не составной частью эксперимента, а одними из создателей этого зла. С другой стороны, не сотри они нам память и не отправься мы в Глэйд, смогли бы мы спасти всех, кто были в разных лабиринтах? Думаю, мы бы дальше ставили этот эксперимент по частям. Они сделали нас убийцами. А после изменили нас и в этом, сделав спасителями. Интересно, чего хотел ПОРОК от нас, и какова была их истинная цель? Теперь, когда вся система рухнула, мы об этом не узнаем. Все испытуемые теперь свободны и направляются в разные части материка. Мы решили остаться в центральной части, и осваивать места здесь.
   Когда на мое плечо ложится чья-то рука, все внутри меня подскакивает. Я резко встаю, схватив преследователя за руку, поворачиваюсь, и внутри все снова замирает. Передо мной стоит она. -Что ты здесь делаешь? — я смотрю на нее. На заспанные голубые глаза. На растрепанные темные волосы. На тот самый внимательный взгляд, который смотрит всегда прямо в душу. Она всегда смотрит так, будто читает то, что у тебя в голове. Тогда, в Лабиринте. В стенах ПОРОКа. В хижине в топке. Так могла только она. И никто не мог этого заменить. Но я пересиливаю себя, и старательно не поддаюсь этому больше. Отвожу взгляд и отпускаю ее холодные пальцы. -Уйди, Тереза. Я не хочу тебя видеть.
   После того, как мы по ее вине снова оказались в стенах ПОРОКа, нам ни разу не удавалось оставаться наедине. И я старательно избегал этих моментов, уходил от ее присутствия и одновременно боялся и ждал этого момента. Рано или поздно он должен был настать, ведь Минхо и Ньют не всегда могут быть рядом, да и следящая за поведением Терезы Бренда, ожидающая подвоха еще больше, чем я, тоже не могла оказываться между нами постоянно. Я отворачиваюсь, сажусь на уже примятую ранее траву, и снова опускаю свой взгляд на воду. Спустя примерно полминуты Тереза садится рядом со мной. Она молчит, ни с кем не разговаривает, только постоянно слушает уже несколько недель. Мне хочется, чтобы она не говорила со мной никогда, и убралась отсюда, присоединилась к другой группе, и все было в порядке. И одновременно хочется, чтобы она хоть что-то мне объяснила. Может, тогда я ее пойму?
   -Тереза, я...— я поворачиваю свое лицо к ней, и не успеваю договорить. Ее губы накрывают мои раньше, чем я заканчиваю мысль. Мне не хочется отвечать, потому что слишком много вопросов сейчас стоит между нами, как тогда, когда она сделала это впервые. В хижине в пустыне, не ответив ни на один заданный вопрос, она сделала то же самое, и ушла. Но я не могу противиться этому желанию. Беру ее лицо в свои руки, и тогда она сама отстраняется от меня. -Почему ты это делаешь? Что теперь? Ты уходишь от вопросов, и уйдешь сейчас снова?
   Я вижу в ней смятение, и как в утреннем свете блестят слезы в ее глазах. Тереза сильная. Когда я увидел ее впервые в Лабиринте, я понял, что эта девушка сильнее любого из парней-глэйдеров в моральном плане. Тереза всегда была кремень. И она говорит то, что выбивает почву из-под меня. 'Ты всегда делал меня слабой, Томми'. Мне становится жалко ее отчего-то, и я начинаю чувствовать себя полным идиотом. Во мне борется противоречие. Все закончилось, и можно забыть о том, что произошло. Что Тереза отдала нас ПОРОКу, хоть и организовала побег после, и это едва ли не стоило ей жизни. Вторая сторона медали в том, что, если она уже тогда скрывала что-то, то может совершить что-то еще раз. Тереза загадка. И никто не знает, что от нее ждать. -Нет, прекрати, — я встаю, отхожу на несколько шагов, хватаясь за голову и проводя руками по и без того растрепанным волосам. -Я не знаю, что от тебя ожидать, Тереза. Я не знаю, когда ты — это ты, а когда ты всего лишь играешь, я.. Я в смятении, и не знаю, что мне делать и как поступить будет правильно, потому что не могу тебе доверять. Все кончено, Тереза, ПОРОКа больше нет, Ава Пейдж мертва, и все это не важно, но я не могу.

0

32

адам джонс
разыскивает:


эдна "эдди" джонс , 18
младшая сестра
http://sd.uploads.ru/t/9nX0f.gif
[ zoey deutch ]

дата рождения , место ;
_._.2005; холихэд, уэльс

лояльность ;
на ваше усмотрение

деятельность ;
сейчас играет в запасе "холихедских гарпий" в качестве вратаря

чистота крови ;
полукровка

ost. the smiths - sheila take a bow

эдди ловит облака, собирает их в кармашек комбинезона на груди и бережно хранит. ей только шесть, но она уже четко знает, что ни с кем этим не поделится.
эдди только шесть, но она уже уяснила основные правила самой главной игры под названием "жизнь".
она знает, что значит жить на два дома. что значит улыбаться, чтобы добиться желаемого.
эдна поняла, что быть самой собой далеко не лучшее решение, и позволяет себе это только с избранными, теми, кто безопасен.
эдна собирает облака в кармашек комбинезона на груди. тот, что возле самого её сердца.
девочка откликается на знаковый голос и берет за руку мальчишку, что на пять лет старше, и идет с ним по дороге сквозь толпу разукрашенных фанатов. она ест лакричную палочку. сегодня мама снова будет слишком поздно, чтобы успеть дочитать ей про "зайчиху-шутиху". этим займется воскресный отец или дед. тут как повезет.

эдди тринадцать. теперь она ловит на себе взгляды соседских мальчишек и коллекционирует вкладыши из-под шоколадных лягушек, что они ей дарят.
ей кажется, что она вполне себе взрослая, чтобы попробовать поиграть не только в квиддич, но и в отношения.
эдна устала от того, что мир крутится вокруг матери. ей тоже хочется побыть центром вселенной, но она пока не знает, как этого добиться, и выбирает неверные пути.
эдди испуганно прикрывает ладонью рот, пока адам пытается защитить её честь.
эдна сама виновата, но ей сложно признаться в этом. она в первый раз серьезно врет.
эдна любит внимание, старшего брата, их небольшой дом и квиддич. хотя последнее она в равной степени ненавидит. и ей бы хотелось выбрать что-то другое, но ничего иного она не умеет.

сейчас, когда эдне уже восемнадцать и позади школа с её вечными границами, младшая джонс начинает по крупице собирать вокруг себя вселенную.
и то, что это происходит в прежней команде гвеног, эдди кажется забавным.
нет, она, правда, воспитана в любви к этим девушкам с метлами наперевес. только вот возможность сместить маму с трона пока намного привлекательнее, чем игра ради собственного удовольствия. и плевать, что ради этого нужно построить с гвен розовые псевдо-отношения матери и дочки.
цель ведь оправдывает средства, не так ли?

а вообще эдна не злодейка, она просто недолюбленный ребенок, который пытается уколоть побольнее тех, кого так сильно любит, но выходит по-детски нескладно.


дополнительно ;
эдна и адам единоутробные сестра и брат.
и у эдди в жизни всегда был отец, правда, я не прописывал, кто это.
гвеног никогда не была замужем, только если за собственной работой, поэтому за детьми смотрел её отец.
я попытался показать, что могла переживать эдди, но мне не хотелось бы видеть её отъявленной стервой или, наоборот, слишком "правильной". пожалуйста, сделайте её многогранной.
имя я бы точно не хотел менять, поскольку оно фигурирует в моей анкете.
в остальном - все обсуждаемо.

эдди как персонаж играет немаловажную роль в судьбе брата, поэтому не сомневайтесь - игрой я вас обеспечу.

пробный пост

В детстве Джеймс чувствовал себя Героем. Да, ему было далеко до отца и его славы, но к ней он и не стремился, ведь слава отца была так непостоянна, а у Джея всегда были брат и сестра, что вселяли в него эту уверенность, ему хотелось быть выше, сильнее и громче ради них, чтобы увидеть эти восторженные взгляды, а затем широко улыбнуться, уперев руки в бока и гордо подняв голову вверх, высматривая в ярких лучах солнца новые горизонты для игр. С годами он научился маневрировать и занимать разные места в их тройке: он не всегда шел впереди, хотя по началу так и было, но, чем старше становился, тем больше понимал, что ему иногда нужно идти и за ними, а впереди должен идти Ал. Он справится, уже вырос, и для Лили так безопаснее, а Джей. Джей успеет поймать, если кто-то из них оступится. Это было просто. Там в лесу или в городе, по которым они гуляли. А в жизни? В жизни он Альбуса пропустил, не успел ухватиться, потому что слишком далеко забежал вперед. И ему было совестно, поэтому он многое спускал брату с рук, после того, как они разошлись, но сегодня капли хватило бы, чтобы все возмущение вылилось при неловком движении или слове Альбуса в адрес старшего или их семьи. Большая жестяная бочка уже не издавала характерный звук разбивающейся о металл воды где-то там в темноте, у Джеймса внутри, она готова была расплескаться и огромным потоком разбиться прямо о младшего брата. Прямо как тогда, с отцом в ресторане. После слов Альбуса, Поттер сжал кулаки, глубоко вздохнув. О нет, он не собирался бить брата, скорее это было для того, чтобы этого не случилось. По крайней мере не сейчас.
Джеймс знал Альбуса. Да, может, они уже давно были в ссоре и не говорили. И, наверное, он не догадывался о мыслях брата. Но его реакции, они не шибко то изменились со времен, когда они были детьми.
Вот маленького Альбуса ругает мама, а он непроизвольно заводит руки за спину и перебирает пальцами, сцепляя их друг с другом. Если уж Альбус шкодил, то ему попадало не меньше Джеймса, хотя последнему еще выговаривали, что он подает неправильный пример брату с сестрой, и вообще он должен следить за младшими. В детстве это вызывало досаду, но не смотря на это, Джей все равно старался выгородить брата перед мамой в таких случаях, говоря, что это была его идея. Наверное, Ал злился за это на него, потому что он отбирал себе часть его шалости, но, когда мама наказывала их, то он хотя бы не оставался один.
Сейчас же за нарочитым равнодушием брат пытался скрыть свою растерянность. По нему было заметно, как для него некомфортна вся эта ситуация, а это уже указывает на обратное тому, что он пытается продемонстрировать. Он не хотел быть пойманным. Особенно собственным братом. Расстояние между ними сократилось в несколько тысяч раз от привычного для обоих в последние годы, а это было чревато набором критической массы. Из жестяного бочонка, по внешней стороне, уже медленно стекала вода. Янтарные глаза прямиком впились в знакомый ярко-зеленый взгляд.
Мог ли Джеймс дать уйти Альбусу? А что ему мешало? Наверное, ничего, кроме закипающих чувств.
— Раз ты такой рассудительный стал, то почему крадешься как нашкодивший щенок? Все так же по-детски упоминая школу. Сколько можно уже упрекать меня в том, что я якобы для тебя не сделал? — его голос становился все более низким. -Ты уже бесишь меня своим нытьём.

0


Вы здесь » ONE PERCENT » партнёрство » apogee